• Breadcrumbs


    Фото из галереи


    pic660.jpg

    Искать на сайте



    Опрос на сайте


    Посещаю сайт с целью:


    Наши посетители


    mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
    mod_vvisit_counterToday858
    mod_vvisit_counterYesterday1183
    mod_vvisit_counterThis week4386
    mod_vvisit_counterLast week135
    mod_vvisit_counterThis month4521
    mod_vvisit_counterLast month0
    mod_vvisit_counterAll days4521

    Online Now: 26
    Your IP: 54.158.173.184
    ,
    Today: Декабрь 07, 2016


    Большое путешествие по Китаю

     

    День первый. Пекин. Новосибирск, международный терминал Толмачево. Опять я приехала на несколько часов раньше. Но ничего, у меня с собой два тома «Волкодава» - запаслась на всю длинную дорогу. Прилетел рейс из Дубаи – таможня лютует, придираются ко всему. Ладно, ребята, встретимся через две недели, и молитесь, чтоб у меня настроение было хорошее. А вот и наш руководитель группы Тамара – молоденькая симпатичная девушка. Познакомились, проверяю документы – все на месте. Змеей проскальзываю на регистрацию – ура! я первая! Что, только вторая? А я-то, наивная, думала, что призраки летают только зайцами. Регистратор смеется и предлагает выбрать место в самолете. Пограничный контроль, предполетный досмотр, зал ожидания. Осматриваюсь – скромненько, однако, московские побольше будут. Магазин беспошлинной торговли Duty Free. В глаза бросается колоритная дама в строгом костюме и туфлях на каблуке. Исключительно на русском она пытается выяснить у китаянки, что можно купить в Китае и по какой цене. Миниатюрная азиатская гостья только смущенно улыбается, пытаясь выговорить по-русски «не понимаю». В душе шевельнулся какой-то червячок предчувствия – с этой дамой нам по пути…

     

    Туалет... Сори, за такие подробности, но обойти стороной это рукотворное «чудо» просто не могу. Интересно, какой Равшан-Джамшут приляпывал унитаз к стене? Моим 170 сантиметрам с плюсом с трудом удалось достигнуть поставленной цели, а что уж говорить о среднестатистических россиянках или миниатюрных восточных гостьях. Хотя бы табуреточку рядом поставили. Где тут Книга жалоб и предложений? Разумеется, вне зоны доступа… Самолет. Устраиваюсь поудобнее, надувная подушечка под голову (спасибо любимой подружке за подарок!), теплая куртка вместо одеяла. Всем спокойной ночи! Повинуясь какому-то внутреннему чувству, просыпаюсь к обеду… или ужину… или завтраку. Не привыкла я как-то кушать ночью, но кто знает, когда покормят в следующий раз – заталкиваю в себя продуктовый набор. А что, неплохо пошло. На сытый желудок можно еще поспать. Как бы не так - солнышку надоел мой спящий вид. Взгляд в иллюминатор и сон как рукой - под крылом самолета горы, равнины, города, а вот знаменитой Китайской стены что-то не видно. Приземляемся в столице Поднебесной.


    Новый аэропорт! Огромный аэропорт! Даже с фонтанами! До пограничного пункта идем по громадным светлым залам минут десять. А можно спокойно катиться на движущихся дорожках, но уже минут двадцать. Быстро проходим границу – для китайцев мы все на одно лицо. Забирать багаж везут на электричке! Еще минут десять. Какие же размеры у этого аэропорта? На улице +20, если не выше. В Томске было -5. Чувствуете разницу? Самое обидное – две недели таскать с собой всю эту зимнюю одежду. Садимся в автобус. С интересом разглядываю группу – четырнадцать человек, с которыми предстоит прожить почти бок о бок пятнадцать дней. Разные лица, разные возраста. Руководитель группы Тамара с мужем Алексеем, четыре дамы солидного возраста, колоритный мужчина с девушкой (Евгений и Оксана), еще один молодой мужчина Андрей, три девушки примерно моего возраста – Алена, Настя, Ирина и, червячок победоносно вскрикнул – дама из Duty Free, Нелли. Едем в отель. Гид – пожилой мужчина, культурный, с очень хорошим русским. Спрашиваем – родился и вырос в Харбине, где раньше жило очень много русских эмигрантов.

     

    По дороге гид рассказывает о Китае - сколько миллионов жителей проживает, сколько миллионов из этих миллионов обитает в Пекине, где выращивают помидоры, а где исключительно бананы. Рассказывает о жесткой демографической политике – один ребенок на одну семью, о том, что этот запрет нарушают либо очень состоятельные, либо очень бедные. Во втором случае ребенка часто не регистрируют, и он обречен на нищенское существование без образования, достойной работы и каких-либо прав. Рассказывает про образование, медицину, прочие прелести социализма с не очень социалистическим лицом. Не думаю, что здесь кого-то сильно интересует количество врачей на душу населения. Признаться, я и сама не запомнила больше того, что уже написала. Все больше глазела по сторонам - за окнами автобуса многоэтажные дома, широкие шоссе, двухуровневые дорожные развязки, множество людей азиатской внешности, автомобили в пробках, запыленные кусты роз вдоль дороги. Одним словом Пекин! Заселяемся в отель. Держите меня семеро - орхидеи – везде, без охраны! Я в одном номере с Настей, понимаю практически сразу - повезло. Убеждаюсь потом - очень повезло.

    На сборы, размещение, переодевание гид дает всего час. Эх, мужчины! Нормальная женщина за это время даже губы накрасить не успеет. Быстренько сменив зимние шкурки на летние, бежим в холл отеля. На ходу на ресепшн меняем зеленую американскую денежку на местные тугрики - то есть юани. В чем прелесть рыночного китайского социализма – курс юаня фиксированный, зависит только от рыночных тенденций, а не от жадности хозяина обменника, и можно не задумываться, где поменять деньги. Исключение только менялы на улице или рынке, но они действуют очень скрытно и, скорее всего, просто так Вы их не заметите. На момент нашего пребывания соотношение высчитывалась нами примерно 4,6 рубля к одной йене. И, умоляю, не верьте, что русский рубль конвертируемая валюта, что бы ни говорил наш президент (при всем уважении к нему) – может это и случится однажды, но не сейчас. Если Вы и найдете обменник, где берут русские рубли, то курс будет просто грабительский. В нашей группе были две женщины, которые очень серьезно верили в конвертируемость рубля и искренне недоумевали, что китайцы с криками восторга и благодарности не выхватывали у них из рук наши деревянные.

     

    Встречаемся с гидом. Куда едем? Обедать? Обеими руками «за». Приехали в монгольский ресторан с красными китайскими фонариками на фасаде. Группу делят на два лагеря и разводят по разным комнатам… Большой круглый стол с вращающимся кругом посередине, один взмах руки и блюдо во всем своем великолепии перед Вашим ясным взором – очень удачная придумка, молодцы китайцы! За нашим столом почти вся молодежь – как-то сама собой возникает симпатия к окружающим людям и на продолжении остального пути держимся более-менее вместе. Пока знакомимся ближе, стол наполняется заморскими яствами. Из опознанных только рис, пиво и зеленый чай. Еще какой-то жиденький супчик, ростки чего-то с чем-то, какие-то овощи, мясо, загадочная рыбка в центре стола и, венец творенья - дивный шашлычок. Ладненько, что это такое и с чем это едят, разберемся по ходу дела. Упс, ни с чем, а ЧЕМ! Палочками… двумя… и суп?

     

    Нет, для супа есть специальные ложки. Уфф, почти успокоили. Ну что ж, приступим к освоению нового навыка. Если хотите примерно представить, что это такое, попробуйте двумя вязальными спицами (берите потолще) запихнуть что-нибудь себе в рот. Ну и как? Получается? Вот и у меня не очень. Пока не очень. Андрей, видя такой поворот дела, берет шефство надо мной и остальным женским большинством, желающим постичь премудрость поедания пищи вязальными спицами. Ой, сори, китайскими палочками. К концу обеда траектория движения палочек в моих руках обрела какой-то смысл, а еда стала достигать не только стола, но и непосредственной цели – моего рта. Что касается еды - непривычно, съедобно, достаточно вкусно, только рыбка, на мой вкус, оказалась островата (но я вообще острую пищу не люблю). Зато шашлычок пошел на ура. Ну а теперь, собственно, едем смотреть на Пекин.

     

    Итак, Пекин. С какого-то китайского диалекта буквально переводится как «Северная столица». Ну что ж, очень логично: столица? Да, столица. На севере? Очень даже на севере Китая. Город большой, очень большой, просто огромный. И постоянно растет. Как змея обвивает свою жертву кольцами, так Пекин обвивают кольца автомобильных дорог. Представьте себе мишень для игры в дартс, но размером почти в семнадцать тысяч квадратных километров. От центра расходятся круги – современные автобаны, шесть кольцевых автодорог. Еще в середине прошлого века границы Северной столицы не выходили за пределы современного Второго транспортного кольца, сейчас приближаются к строящемуся Шестому (причем Пятое кольцо было построено совсем недавно). Пишу так подробно, чтобы Вы хотя бы примерно представили себе размеры этого китайского мегаполиса. Автострады широкие, машины льются по ним потоком. И это притом, что администрация города ввела ограничительные меры – машины с четными номерами могут выезжать на дорогу только по четным дням и, соответственно, с нечетными номерами по нечетным. Но если даже с такими «драконовскими» ограничениями автомобилей миллионы, то, сколько их на самом деле? В два раза больше!

     

    Не совсем конечно, поскольку после введения ограничений, состоятельные граждане прикупили себе по второму автомобилю. Но уж раза в полтора точно! Те же, кто победнее, поэкономнее или просто за здоровый образ жизни передвигаются на велосипедах или мопедах. И их явно не меньше автомобилей. На автомагистралях предусмотрены специальные полосы для двухколесного транспорта и движение по этим полосам регулируется своими знаками дорожного движения и светофорами. Причем оседлать двухколесного коня может как молодой парень в джинсах, так и солидная дама в офисном костюме, а где-нибудь на переднем крыле в металлической корзинке гордо восседать карапуз лет пяти. И при свете дневного светила город не кажется пустынным. Но это только цветочки по сравнению с тем, что начинается, как только солнышко пойдет на убыль – город наводняется людьми, живые потоки на тротуарах, мелькание голов и колес на велосипедных дорожках, гудящие потоки машин на автострадах. И как-то даже сомнение не берет, что плотность населения 10 человек (или даже чуть больше) на 1 квадратный метр. Хотя теоретически с трудом представляю, как запихнуть 10 человек в квадрат метр на метр, разве что штабелями складывать. И при этом по величине населения Пекин только второй, пальма первенства у Шанхая.

     

    Шанхай вообще город контрастов. В самом городе очень много парков, я даже не вспомню, сколько нам их показали, причем есть даже в самом центре - никогда не поверишь, что буквально в сотне метров шумный многоэтажный мегаполис. В чужой же стране мы просто гости и не нам диктовать свои условия. А если снять темные очки и внимательнее приглядеться к стране и населяющим ее людям, то можно заметить очень много неожиданного, забавного, очень интересного, «людей неинтересных в мире нет». Что касается поездки: вылет был из Новосибирска в октябре-ноябре 2008 года. Тур был экскурсионный - отели менялись, по ходу повествования буду их называть. А вот по стоимости, стоил он тогда около 50 тысяч - для такого тура копейки. Но это был рекламный тур - китайские партнеры рекламировали свою страну. Поэтому мы оплачивали практически только проезд - авиаперелеты и железную дорогу (переездов было много), а отели, питание, гидов и экскурсии предоставляли китайцы.

     

    Застройка в новых районах сплошь и рядом высотная. Многоэтажные монстры модернового или хай-тековского вида карабкаются друг на друга, споря за право первыми достать до солнца. Ближе к центру ситуация меняется – появляются «мелкорослые» домики с претензией на классическую или традиционно-китайскую архитектуру. Вот туда-то мы и направляемся. Первая остановка – район Старого города. При всей мощи строительного напора и нехватки территории, китайцы умудряются сберечь памятки прошлого. Вот и где-то в центре Пекина притаился лабиринт старых улочек и традиционных домов. Первое, что видим – высокая башня, построенная в традиционном китайском стиле – красная, с золотой вязью узоров, несколько уровней-этажей с зелено-голубыми загнутыми кверху крышами. Башня барабанов. Очень древняя, построенная то ли в 1200, то ли в 1400 каком-то году. Когда-то в ее барабаны били для обозначения времени суток. Где-то рядом есть еще одна древняя башня – Башня колокола. Её огромный колокол служил более важным целям – отмечал дни праздников и важных событий. Вторую башню мы, кажется, не видели. Хотя, может быть где-нибудь в лабиринте старых улиц и мелькнул ее образ.

     

    Нас высаживают из автобуса – он просто не пройдет в лабиринте узких улочек, и предлагают пересесть на рикшу. Это такой трехколесный велосипед – впереди место для водителя, позади крытая кибитка для пассажиров. В движение эта конструкция приводится исключительно силой ног рикшеводителя. От этого мне становится как не очень по себе – «посидеть» у кого-то на шее это запросто, а вот реальное использование человека в качестве ездового средства не вдохновляет. Успокаиваюсь словами гида, что благодаря нам человек зарабатывает на хлеб, и залажу в повозку. Рикша срывается с места, шустро крутя педали, на хорошей скорости входя в повороты, виртуозно обходя препятствия и конкурентов и при этом еще мурлыкает себе под нос какую-то мелодию. Сомневаясь в устойчивости сего транспорта, крепко цепляюсь за спицы крыши и забываю про фотоаппарат. По пути переосмысливаю значение тяжелого физического труда рикши – работа на воздухе, с полезными для здоровья физическими нагрузками. Катимся по лабиринту узких улочек – хутунов. Музей под открытым небом. При этом они остаются жилыми кварталами и даже не всегда престижными для жизни.

     

    Рикша останавливается. Гид подводит нас к какому-то дому и начинает рассказывать об особенностях национальной культуры и архитектуры, иллюстрируя свои слова одноэтажными домиками, загнутыми скатами крыш, расписными воротами, какими-то статуями у входа в дом. Заходим в один из двориков-колодцев. Каменный дом с традиционной покатой крышей и большими окнами с красными рамами. Во дворе на веревке между деревьями сушится нехитрое бельишко, припаркованы велосипеды, кривенькими палочками огорожен небольшой огородик, на ветках дерева доспевают гранаты. По двору бегает небольшая рыженькая собачонка, с крыши ленивым взглядом окидывает гостей пушистая трехшерстная кошка. Заглядываем внутрь дома - скромная, если не сказать убогая обстановка, в углу инвалидная коляска. И каким-то режущим взгляд диссонансом чан воды с цветами и золотыми рыбками. Мне как-то тяжело понять, что люди готовы демонстрировать свой дом, свой быт, свой уклад жизни чужим людям, но... дай Бог, чтобы наши небольшие деньги помогли этим людям стать чуточку счастливее. Может быть, конечно, все это напоказ, но мне почему-то не хочется в это верить.

     

    Снова садимся на рикшу, еще парочка виражей и мы вернулись к нашему автобусу. Следующий пункт нашего экскурсионного меню – Запретный город Гугун. Нас высаживают из автобуса возле какого-то канала, лентой опоясывающего высокие стены серого камня. Единственное видимое глазу сооружение – китайский домик в три этажа с загнутыми концами крыши. Вот к этому домику и идем. На подходе обнаруживается, что это и не дом вовсе, а башня над воротами. Северные ворота дворцового комплекса. Собственно здесь начинается, а вернее заканчивается Запретный город. Главные ворота на противоположной стороне дворцового комплекса – на юге. Гугун построен прямоугольником с четкой ориентацией по сторонам света, и считается самым большим из сохранившихся дворцовых комплексов в мире. Главная ось с юга на север почти в километр длиной, с востока на запад расстояние чуть поменьше - около 800 метров. Разумеется, принцип такого строительства имеет четкую «научную» подоплеку – теорию «усин». Согласно этой теории в мире пять основных элементов. Что ж, не удивили, об этом нам уже давно поведал Люк Бессонн в купе с Брюсом Уиллисом и Милой Йолович. Оказывается, китайцы с Голливудом не согласны и в их понимании пять элементов - это металл, дерево, вода, огонь и почва.

     

    Дальше следует несколько непонятная мне игра понятий и теорий. Юг принадлежит огню, огонь рождает солнце и жизнь, поэтому на юге лучше работать и управлять государством и, следовательно, в южной части дворца расположены официальные помещения и главные парадные ворота. Север принадлежит воде, вода рождает луну и поэтому лучше жить в северной части – именно в северной части дворца располагались жилые покои императора – помещения для отдыха и веселья венценосной особы. Именно с этого момента у меня закрались серьезные подозрения по поводу того, кто кого рождает, и почему именно на севере китайские философы собрались отдыхать – пускай попробуют получить релакс в Сибири, да еще в середине января, да еще при температуре минус 40 градусов по Цельсию. В попытках осмыслить вышесказанное пропустила, кого рождают запад и восток и чем там лучше заниматься. Но если учесть, что восточная часть Гугуна была женской – там жили императрицы и наложницы, ассоциации напрашиваются сами собой. Кто жил в западной части не знаю, но, думаю, при таком количестве нахлебников царской и не очень крови желающие находились.

     

    Мы же, следуя логике настоящих героев, заходим в императорский город с тылу. В воротах три двери, через главные когда-то мог ходить только император. А мы чем хуже? Первое, что бросается в глаза при входе в Запретный город – толщина стен. Чувствуется, о безопасности здесь заботились всерьез и надолго – широкий канал с водой, высокие и толстые стены, охранные башни. Ждем – не дождемся наконец-то увидеть прекрасные дворцы и парки. Как бы ни так, снова натыкаемся на стену – вторая линия обороны. Оно и понятно, строили не для какого-то удельного князька затрапезной европейской страны, а для императора Поднебесной Империи! Без малого пятьсот лет за этими стенами жили и правили 24 китайских императора. Тогда он назывался Пурпурный запретный город (как это звучит по-китайски - не выговорю, и не просите). Пурпурный - из-за цвета стен и столбов. Запретный - потому, что вход простым смертным в него был закрыт. Доступ для избранных посторонних открывался лишь изредка, по особо торжественным случаям и только до официальных помещений - зала приемов императора. Что происходило в остальных покоях, оставалось загадкой.

     

    После падения монархии в Китае политкорректные китайцы переименовали дворец в Гугун - дворец бывших правителей, и превратили его в огромный музей. Еще можно услышать название - Зимний императорский дворец, поскольку лето император и весь двор проводили в какой-нибудь загородной резиденции (наверное, на севере). Обойти весь дворцовый комплекс за один день дело практически нереальное даже при том, что для посещений праздных граждан открыты не более половины помещений Зимнего императорского дворца. По преданию, во дворце девять тысяч девятьсот девяносто девять с половиной комнат. Первоначально правящий император приказал построить дворец с десятью тысячами комнат. Но однажды ночью к нему во сне явился сам главный бог и напомнил нерадивому земному сыну, что у него у самого в небесном доме всего-то 10 тысяч комнат и как бы не стоит сыну поперед батьки лезть. Поутру богдыхан принял воистину соломоново решение и приказал построить 9999 с половиной комнат, сохранив, таким образом, в неприкосновенности собственный авторитет и исполнив волю богов. После того как дворец был построен, император поинтересовался у архитекторов про половину комнаты.

     

    Разумеется, ослушаться приказа императора никто не мог – голова-то на плечах одна, и пол-комната была построена. Ею был и остается маленький закуток в одном из многочисленных теремов дворца, огороженный близко стоящими столбами от основного помещения. Сейчас ученые подсчитали, что в Гугуне все-таки несколько меньше комнат, чем заказал император. Но легенда продолжает жить и любой порядочный гид обязательно подтвердит Вам, что в Пурпурном дворце ровно девятьсот девяносто девять тысяч с половиной комнат. Мы же проникаем в заповедную «интимную» зону китайских императоров - Императорский сад. Особого буйства цветов и красок я не заметила – видно с хорошими садовниками в древнем Китае были проблемы. Реально запомнилась беседка на высокой горочке. Горочку насыпали из камешков какого-то озера, и получилась она весьма эффектной. Раз в году в сентябре туда забирались император с императрицей полюбоваться на Пекин. Туристов наверх не пускают, и какие виды оттуда открываются, мне осталось неизвестно. Но как же тяжела была жизнь коронованных особ, если и на Пекин посмотреть могли лишь раз в год?

     

    В остальном беседки, камни, скульптуры. Понравился миленький позолоченный дракончик. Правда, стоящий рядом зуб как-то с ним по размеру не вязался. Может это ручной дракоша какого-то китайского императора? Таким миленьким был, а потом вот вырос до таких зубок. Времени застаиваться нет – гид тащит нас вперед. Помещения, беседки, павильоны, парки, площади, коллекции, скульптура, культура, архитектура. Всё не просто так, а со смыслом. Желтые крыши – земля, красные стены – огонь, где-то еще должна быть искусственная река – элемент воды. Все смешалось в голове бедных туристов. Есть даже своя улица красных фонарей – там, где находились покои жен и наложниц. Перед каждым из покоев висел фонарик из красного шелка, вечером фонарики зажигали, а император выбирал, куда ему направить свои венценосные стопы и все остальные органы. Слуги фонарик у выбранной комнаты убирали, а евнухи, заметив отсутствие одного из фонарей, оповещали остальной женский контингент, что им сегодня надеяться не на что и они могут отправляться спать. Вообщем, опять европейцы идейку слямзили.

     

    Почему-то запомнилась история покушения на одного из императоров. Устроили его наложницы, недовольные как Сын неба с ними обращался. Двенадцать самых смелых решили удавить спящего «возлюбленного» шелковым шнурком. Но шнурок запутался, разбуженная стража схватила заговорщиц, и их немедленно казнили. Вообщем, грустно все как-то. Мелькают достопримечательности, октябрьское солнышко нещадно палит головы. Сотни европейских лиц, тысячи азиатских. Выходим к каким-то большим павильонам. Собственно, это и есть южная - официальная, деловая часть дворца. Основные строения – три павильона ручной работы китайских мастеров. Все три названы в честь гармонии – высшей, полной, сохраненной. И использовались императором по прямому назначению – для гармоничного общения с подчиненными. В самом крутом и гармоничном павильоне стоит императорский трон, вот только для того, чтобы хотя бы одним глазом глянуть на него, надо пробиться через довольно плотную толпу фанатов китайской истории. Кое-как пробравшись через толпу, в основном, азиатских друзей бросаю взгляд на это произведение искусства – шикарненькое, однако, креслице.

     

    Но еще больше воображение поражают площади - огромные пустые пространства. Самая большая, само собой перед главным дворцом. В этом дворе происходили смотры войск, во время дворцовых церемоний выстраивались вооруженные стражники, в строгом порядке согласно званиям и регалиям стояли на коленях гражданские и военные чиновники. Судя по размерам площади, бюрократия в Древнем Китае цвела пышным цветом. А вот мои ножки совсем не рады этим пространствам, да и голова постепенно отказывается воспринимать информацию. Это по прямой до южных ворот 980 метров, но так только птицы летают, мы же, похоже, протопали несколько километров. Обед уже давно канул в лету, запасы воды подходят к концу. Благо интуиция подсказывает, что конец пути близок. Вот уже и искусственная речка – Внутренняя река с золотой водой. Клептоманов и золотоискателей просьба не беспокоиться – вода вполне обычная, только название дорогое. Через речку переброшено пять мостиков, по центральному мог ходить только император. А мы чем хуже? Уже ждем - не дождемся встречи с благословенным четырехколесным транспортом автобусного вида. На выходе делаем групповое фото и, в предчувствии долгожданного отдыха, движемся к выходу.

     

    А вот и южные ворота. Общая картина ясна - китайцы любят все большое и красно-золотое! Но мы осмотрели лишь малую толику экспозиции, да еще и в быстром темпе. Если будете в Пекине, уделите Императорскому дворцу чуть побольше времени, чтобы посмотреть, понять, почувствовать. И брать экскурсию совсем необязательно - на входе можно взять аудиогид на русском - дешево и совсем даже не сердито. Для нас же желанной целью маячат вдали ужин и номер в отеле. Но не тут-то было. Гид пересчитывает группу по головам – одной головы не хватает. До сих пор перед глазами стоят его расширившиеся от ужаса глаза - а Вы пробовали найти иголку в стогу сена? Руководитель группы Тамара тоже в шоке - человек первый день в Китае, еще не обменялись телефонами, не обзавелись картами, даже визитки отеля с собой нет. Паника нарастает, когда вычисляем пропажу – наша странноватая дама Нелли. Просмотр кадров с фотокамер информирует, что ее уже не было при общем фотографировании группы. Гид, приказав никому не двигаться с места, исчезает в обратном направлении.

     

    Мы в беспокойстве околачиваемся возле сувенирных киосков, Женька (солидный мужчина в самом расцвете сил) пытается всех развеселить примеркой головных уборов различного фасончика в одном из них. Душа одной из девушек, Ирины, не выдерживает, и она отпрашивается полюбоваться на ассортимент виднеющихся в сотне метров сувенирных магазинчиков. Взяв честное слово, что она через десять минут будет здесь, Тамара ее отпускает. Но спустя всего лишь несколько мгновений наблюдаем картину, как победно улыбающаяся Ирина тащит за собой нашу пропажу - нашла в первом же магазине. Но самой удивительной была реакция Нелли:

    - Ой, а Вы меня потеряли?

    - А Вы сами не испугались?

    В ответ смущенная улыбка

    - А как бы до отеля добирались, если бы не нашли группу?

    - Ну, Вы бы меня все равно нашли…

    Непробиваемая логика… эх, Марфа Иванна…

     

    Успокаиваем вернувшегося гида, который, похоже, побил мировой рекорд по скорости осмотра достопримечательностей Гугуна и, наконец, покидаем Запретный город. Над выходом-входом явным диссонансом императорской власти портрет коммунистического идола Мао Цзэдуна. Вот только с ужином мы просчитались – оказалось, что в ресторане нас ждут несколько позже. Оценив изможденный вид большей части группы, гид заявляет, что знает хорошее средство для возврата нас к жизни. Автобус везет нас незнакомым лабиринтом улиц и высаживает около здания с уже ставшими привычными красными фонариками. Войдя в большое светлое помещение, украшенное картинами и непонятными иероглифами, понимаем – нас ждет чайная церемония. Куда без нее в Китае? Рассаживаемся за длинный стол. Сами столы – с претензией на произведение искусства: под стеклом цветы, деревья, птицы, искусно вырезанные, как мне показалось, из камня. На столе чайнички, чашечки, баночки с различными чаями.

     

    Молоденькая китаяночка на ломанном русском рассказывает о том, что все чаи жутко вкусные и полезные. При этом она успевает быстро что-то закидывать в чайнички, заливать водой, сливать, снова заливать, разливать ценную жидкость по малюсеньким чашечкам, подсовывать эти чашечки нам. И все-таки хороший чай действительно отличная вещь! Уже через несколько доз слабо-вялый интерес уставших сибиряков превратился в азарт все попробовать. Зеленые, красные, белые, черные, с жасмином, женьшенем, розой. Улун, пуэр, белые иглы, золотые спирали, шары дракона. Мне больше всего понравился красный чай с плодом личи – терпкий и сладкий. Вдоволь набулькавшись водички, выползаем из-за стола. Большое спасибо, то есть «се-се» - должны же чему-нибудь за день научиться. Китаянка провожает нас улыбкой и просьбой закупиться чаем у них в магазине, так как самый правильный чай в Китае только у них. Услышали, почти поверили, пошли в автобус – уж очень кушать хочется.

     

    Уже часов в восемь вечера приезжаем в ресторан – нас ждет утка по-пекински. Ой, ребята, не совру, пишу, и слюнки текут. Я слышала разные отзывы про это кушанье – от негативных до восторженных. Долго думала, почему и решила, что тем, кому не понравилось, просто плохая утка попалась. Ну разве можно такую вкуснятину не оценить? Нас вновь размещают за двумя большими круглыми столами. Официанты наполняют столы китайскими кушаньями зачастую неопознанного кулинарного происхождения. А вот и изюминка стола – большая утка с золотистой корочкой. Ее ставят на всеобщее обозрение на отдельный столик. Появляется человек в белом – белая роба, маска на лице, резиновые перчатки, большой нож. Если бы не высота колпака да размер ножа – вылитый хирург. И с воистину хирургическими четкостью и шиком приступает к разделке утки. Может и правда какой-нибудь местный виртуоз иглы и скальпеля подрабатывает? Дав туристам время насладиться операцией и заснять действо на аппаратуру, появляется девушка. Ее цель - обучить иностранцев правильной процедуре поедания утки.

     

    Как многие знают, вся соль этого заморского яства в поджаристой хрустящей корочке. Лакомый кусочек обмакивается в соевый соус, кладется на тонкую пресную лепешку, туда же добавляются какие-то овощи, нарезанные длинной соломкой. Все это произведение кулинарного искусства сворачивается трубочкой и направляется в рот. Свернув для нас несколько блинчиков, китаяночка оставляет нас в одиночестве постигать премудрости китайской кухни, а мы уходим в отрыв, сочиняя различные, отличные от традиционного, вариации поедания утки по-пекински. Плотно поужинав, наконец-то приезжаем в отель. Надо бы осмотреть временные владения и окрестности… но не сегодня. Сегодня истинная королева грез – кровать с шелковыми подушкой и одеялом. Даже не успев подумать о суетности дня грядущего и бренности бытия вообще, погружаюсь в царство Морфея. Или, учитывая территориальную расположенность опочивальни, китайского бога сна, увы, не знаю как его по имени-отчеству.

     

    День второй. Пекин. Что-нибудь осмотреть утром не удалось – едва позавтракав, бежим в автобус. Завтрак неплохой, хотя если сравнивать со шведскими столами где-нибудь в пятерке в Египте, то скудноватый. Мы, впрочем, наелись и думаем, что наши батарейки протянут без подзарядки до обеда. К назначенному времени почти вся группа, включая гида, в автобусе. Почти вся, но не вся! Кого нет? Правильно, Нелли. Ее соседка, Алёна, уже в автобусе, причем в не очень хорошем расположении духа. По ходу дела узнаем, что наша Марфа Ивановна номер все-таки покинула, но потерялась где-то по пути к автобусу. Гид исчезает в холле и через несколько минут возвращается с нашей героиней – уж и не знаю, где он ее нашел. Итак, сегодня мы едем покорять Великую китайскую стену. Дороги до нее где-то с час. Подушка под голову, наушники в уши, глазки на «замок». Но попытка досмотреть ночной сон безжалостно обрывается остановкой автобуса - Фабрика жемчуга. Нас подводят к какому-то столику, девушка на русско-китайском языке начинает рассказывать что-то о роли жемчуга в природе и женских шкатулках.

     

    Самой эпическая и страстная часть рассказа посвящена культивированному жемчугу «мэйд ин Чайна». Дабы расшевелить полуадаптированных сибиряков, нам предлагают отгадать, сколько жемчужин может прятаться в одной раковине – за правильный ответ рассказчица обещает приз. Начинаем шевелить мозговыми извилинами, называя наугад разные цифры. Жемчужин в раковине оказалось много (порядка 20 штук), точно не угадал никто, и за это мы все получили на память по маленькой жемчужинке. Дальше уже по проторенному сценарию: в нашем магазине самый лучший жемчуг и самые правильные цены на него. Мой кошелек с правильностью этих цен не согласился, и я отложила покупку остро необходимых моей шкатулке бусиков и колечек до Хайнаня. Но зависла в уголке с вышитыми картинами. Тут же ко мне подлетела продавщица – «каласо», «осень класиво» (а то у меня глаз нет!), ручная работа, вышьют что угодно – любой каприз за Ваши деньги. Но цены! Нет уж, поищем что-нибудь похожее по уличным барахолкам.

     

    Снова садимся в автобус, по уже сложившейся традиции ждем Нелли. На наш вопрос, зачем она покупает жемчуг здесь, если на острове он будет дешевле, логичный ответ – но нам же сказали, что здесь он самый лучший… железная логика! Уже через десять-двадцать минут за окнами автобуса начинают появляться серые зубчатые стены, карабкающиеся по склонам гор, и оседлавшие горные хребты стройные башенки. Мы подъезжаем к Бадалин – самому близкому к Пекину участку Великой китайской стены. Гид кратенько рассказывает историю стены. Что он нам рассказывал, не перескажу, поскольку информация на русско-китайском языке, да еще поданная с утра как-то не сильно задержалась у меня в голове. Поэтому краткая историческая справка от меня. Строить стену начали в третьем веке до нашей эры по приказу императора династии Цинь-Цинь Ши-хуанди. Главной задачей этой стены виделась защита китайцев от китайцев – цивилизованных подданных императора от заграничных варваров.

     

    Вообще-то, в основном стену не строили, а достраивали – Китай был разделен на множество мелких воюющих княжеств, каждый пытался оградиться от соседа каменной оградой высотой в несколько человеческих ростов. Умные китайские архитекторы быстро смекнули, как эти стеночки соединить между собой, а заодно использовать в своих целях все естественные неровности земли. Потом эту стену достраивали, перестраивали, расширяли, забывали, разрушали, снова строили. И так на протяжении многих веков. В результате, имеем то, что имеем - 8 тысяч 851 километр и 800 метров (по последним подсчетам китайских ученых) мирового наследия, охраняемого ЮНЕСКО. Кстати, вопреки существующему мнению, стену нельзя увидеть невооружённым глазом с орбиты. Поведав это (или примерно это) гид отпускает нас на пару часов - побегать по стене. Парочка человек остается в автобусе, громко сокрушаясь о том, зачем мы вообще приехали в такую глушь, где кроме каменных стен даже приличных супермаркетов нет. Мы же летим к стене, щелкая направо и налево фотоаппаратами.

     

    Бадалин – самый близкий к Пекину участок Великой Китайской стены, примерно в 70-75 км от города. Этот участок был построен в начале шестнадцатого века при династии Мин для охраны столицы и его императорского величества от всяких плохих людей. Само собой, стена в Бадалине в последующие века много раз перестраивалась и достраивалась. По сути, то, что сейчас предстает глазам туристов новодел – участок был тщательно отреставрирован при Мао Цзэдуне, но, по глубоким заверениям китайцев, на историческом фундаменте. Впечатляет! И фундамент, и вся постройка в целом. Идем через арочный проход. Глубина прохода, а, следовательно, и основания стены, по меньшей мере, метров шесть. Небольшой дворик-колодец с двумя домиками – один из них, судя по курильнице перед входом, маленький храм. По исшарканной миллионами ног лестнице забираемся наверх – мы уже на стене! Нижняя застава. На площадке парочка каменных плит с непонятными нам надписями. На одной из этих плит вроде бы высечены слова Мао: «Тот не может считаться героем, кто не взошел на Великую стену». Ну или примерно так.

     

    А может, это сказал вовсе и не Мао, или слова на камне высечены совсем другие. Но придумано все равно красиво. В стремлении стать героями, практически не оглядываясь по сторонам, двигаемся к намеченной цели – верхним заставам. Вливаемся в пеструю разнонациональную толпу. Сначала дорога почти в радость, но вскоре шаги становятся мельче, дыхание чаще, солнышко припекает голову, а запасы воды в бутылках в прямой прогрессии от пройденного расстояния стремятся ко дну. Да еще эти злокозненные китайцы ступеньки сделали разной высоты и никак не получается настроиться на определенный ритм. Густой внизу поток людей ближе к вершине все больше и больше мелеет. Андрюха, заметив, что его женская свита выбивается из сил, уходит в отрыв, скрывшись с наших глаз за очередным поворотом изгибающейся змеей лестницы. Оставшись без чуткого мужского руководства, где-то между второй и третьей (а может третьей и четвертой) башнями находим сверточек вправо и решаем передохнуть.

     

    Закуточек оказался не простой, а со смыслом – здесь можно засвидетельствовать для себя и для истории факт восхождения на стену. Оформить это можно разными способами – удостоверением с фотографией, медалью на шею или памятной металлической пластинкой в красной коробочке. Разумеется, не бесплатно – некоторое количество юаней придется выложить, зато сувенир получится именным и памятным. Тут же находим замену нашему сбежавшему мужчине в лице группы загорелых туристов из Индонезии. Вернее, это они нас находят. Получив от северных светлокожих красавиц разрешение с ними сфотографироваться, наши индонезийские братья с восторгом щелкают фотоаппаратами, по очереди пристраиваясь то к одной, то к другой девушке. Дальше, само собой, признания в любви и приглашение приехать к ним на юга. Вдоволь наобнимавшись – наулыбавшись расстаемся с новоприобретенными поклонниками и ползем дальше наверх. С очередной площадки наконец-то открывается панорамный вид на Бадалин. По сути, это долина, стиснутая крепким объятием гор.

     

    Внизу какие-то постройки, протекает небольшая речка и уходит широкая дорога на Пекин. Говорят, что в погожий день отсюда можно увидеть столицу Поднебесной, но нам так не повезло – горизонт утопает в белёсой дымке. Долина охвачена кольцом башен и стен, хитрой задумкой архитектора прыгающих с одного хребта на другой. По сути, взойдя на стену в точке А, можно спуститься со стены в точке В, обогнув долину полностью – только запаситесь временем, водой и выносливостью. Возможно, я чего- то недопоняла в задумках древних, но, оглядывая Бадалин с высоты, возник вопрос в смысле такого строительства. Для чего строить оборонительные сооружения на гребнях гор? Кто может туда забраться? Горные козлы? И ради этого столько сил, ресурсов, жизней? Нет, чего-то я не понимаю. Потихоньку более вероятной начинает казаться вычитанная где-то версия, что Великая Китайская стена не столько оборонительное сооружение, сколько дорога для оперативной связи между провинциями. Может и абсурд, но не меньший, чем враги-скалолазы.

     

    Подниматься еще выше у нас нет ни времени, ни сил, начинаем спускаться. По дороге пару раз натыкаемся на наших индонезийских друзей, которые со щенячьим восторгом кидаются снова с нами обниматься и фотографироваться. Где-то на нижней площадке небольшая палатка. Здесь предлагают сделать фото в исторических костюмах. Недолго думая, напяливаем на себя этническую одежку – с чужого плеча и не совсем по размерчику конечно, но все равно чувствуем себя чуть ли не императрицами Древнего Китая. Тут же, откуда не возьмись, снова возникают наши индонезийцы. Вообщем, фотосессия продолжается. Дойдя до нижней заставы, замечаем, что за время нашего отсутствия здесь появились столики, стульчики, аппаратура. Неужели это нас так встречают? Увы... оказывается, в Китай приехал президент какой-то дружественной Китаю страны - то ли Пакистана, то ли Туркменистана. Здесь они будут общаться и для телевизора сниматься. Поглазеть на это шоу нам тоже не удалось - программа тура и пустота в желудке дают о себе знать.

     

    В автобусе вдруг замечаю пропажу - потеряла на стене солнцезащитные очки. Не беда, будет повод купить новые. Зато, согласно народной примете, еще сюда вернусь. Может, тогда станут понятнее загадки древних архитекторов... Помимо Стены в Китае очень много всего интересного. Надеюсь, по мере моего рассказа эта удивительная страна предстанет перед Вашими глазами по-новому. Мир действительно очень интересен и многогранен, чтобы хотеть узнать его лучше. Не всегда можно поехать куда-нибудь, но у нас есть Интернет, телевидение, книги и журналы - пускай суррогатная, но все-таки возможность познать мир. А что касается Стены, я взяла табличку в коробочке. Китайцы нацарапали на ней мои имя, фамилию и дату восхождения на стену. Начатое нужно доводить до конца! Хотя иногда можно и отступиться, но это уже тема для другого разговора. Один из моих девизов: «Лучше сделать и жалеть, чем не сделать и жалеть!», поэтому пробую все, что не опасно для жизни и не противоречит моим этическим принципам.

     © ShenonN

     


    .
    Fialka 2007-2017