• Breadcrumbs


    Фото из галереи


    pic601.jpg

    Искать на сайте



    Опрос на сайте


    Посещаю сайт с целью:


    Наши посетители


    mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
    mod_vvisit_counterToday1131
    mod_vvisit_counterYesterday135
    mod_vvisit_counterThis week1131
    mod_vvisit_counterLast week135
    mod_vvisit_counterThis month1266
    mod_vvisit_counterLast month0
    mod_vvisit_counterAll days1266

    Online Now: 12
    Your IP: 54.159.197.114
    ,
    Today: Декабрь 04, 2016


    Духи «Красная Москва»

     

    Духи «Красная Москва»

    …Запахи сохраняются в памяти дольше всего. Они настигают тебя внезапно, сквозь время, обиды и имена, сквозь школьные анкеты и потерянные при переезде новогодние открытки. И ты шевелишь розовым носом, как кот, и вдруг понимаешь: да, именно так пахло моё детство. Но флакон духов был - мечта... Духи «Красная Москва» настолько легендарны, что их появление и имя мастера, создавшего неповторимый букет, со временем превратились в красивую историю.

     

    Генрих Броккар, который к началу XX века владел одной из самых известных в мире компаний – «Империей Броккара», имел нескончаемое количество наград и дипломов победителя на различных международных конкурсах, но мечтал он об одном – звании «Поставщика высочайшего двора Его Императорского Величества». Эта идея настолько захватила его, что, как говорит легенда, аромат приснился ему во сне. Обдумав все, он на трехсотлетие празднования Дома Романовых (в 1913 году) преподносит Императрице Марии Федоровне (матери Николая II) уникальный подарок – вырезанные из воска цветы (розы, фиалки и жасмин), каждый из которых источал свой аромат. Соединяясь воедино, ноты пряных трав, женственной розы и романтичного жасмина создавали неповторимый аромат – аромат первых в мире русских духов, которые вошли в историю не только российской парфюмерии, но и мировой. Запах настолько понравился Марии Федоровне, что Броккар получил такой вожделенный титул, а духи начали называть «Букет Императрицы». За такой оригинальный подарок Генрих Брокар был пожалован званием поставщика Высочайшего двора Его Императорского Величества.

     

    Во время революции появилась мода избавляться от всего того, что хоть каким-то образом напоминало о прежнем укладе и Генрих Броккар, желая спасти свой мир – «Империю Броккара», а также аромат предложил новой власти переименовать и то и другое. Так, фабрика стала называться «Замоскворецкий парфюмерно-мыловаренный комбинат N 5», а немного позже – «Новая заря», а духи получили имя «Красная Москва» (с 1925 года). Все это красивая легенда, к которой довольно скептично относятся историки моды и представители самой фабрики. С точки зрения модных критиков, такой букет не мог появиться в начале XX века: это слишком смело и для этого не было никаких возможностей. Время подобного сочетания компонентов наступило значительно позже, спустя полтора десятилетия, тогда же, когда были созданы легендарные «Шанель № 5», которые чем-то напоминают «Букет Императрицы» (несмотря на то, что относятся к разным классам парфюмерии).

     

    Архивы фабрики «Новая заря» хранят документальные свидетельства создания духов – легенды эпохи в 1924-1925 годах. Официальная «легенда»: состав духов был «изобретен» лучшими «носами» новой советской парфюмерной фабрики «Новая Заря». Чуть более «современная» легенда связывает создание «Красной Москвы» с именем красивой женщины – жены наркома и министра иностранных дел Вячеслава Молотова - Полины Жемчужиной, курировавшей создание аромата для советских женщин. Она, элегантнейшая из всех элегантнейших, цокала своими каблучками по пути к Сталину и ныла ему о перебоях с эфирными маслами, с упаковочными материалами. Потом стучала кулачком по столу и требовала создания Главпарфюмера, в обязанности которого входил бы контроль гигиены и аромата советских женщин. (Настолько элегантная идея, что глупее и не придумаешь). Короче, Полина таки достучалась своими кулачками, но вовсе не до Главпарфюмера и уж точно не до Сталина. Достучалась до обвинений в «преступной связи с сионистскими организациями» и ссылки в Казахстан.

     

    Очевидно, жене комдива удалось почувствовать, какой аромат будут носить первые красавицы Советской России. И она угадала - «Красную Москву» любили звезды первой величины: киноактриса Любовь Орлова, первая женщина-космонавт Валентина Терешкова и миллионы русских красавиц. Москвички - обладательницы фарфоровых кошек в стенках, потёртых ридикюлей на защёлке и приборов для поднятия петель (чтобы стрелки на колготах чинить) владели ароматом, за которым вроде бы гонялись модницы Парижа. Духи занимали высокие места на международных конкурсах. О красномосковских флаконах знали даже заокеанские модницы. Капнуть из флакона на пальчик, не знавший маникюра, и потереть за ушком. Так советовала книга «Вам, девушки». Так показывала девушка-кино Любовь Орлова, так делала женщина-космос Валентина Терешкова.

     

    Выбрать из легенд более правдивую не представляется возможным, так как доподлинно неизвестно из каких именно нот состоял любимый аромат Марии Федоровны, а полный купаж «советской» «Красной Москвы» до сих пор хранится в строжайшей тайне представителями парфюмерного концерна «Новая Заря». Духи «Красная Москва» и в XXI веке позиционируются как аромат для сильных, чувственных и уверенных в себе женщин.

     

    История духов «Красная Москва»

    В первой половине XIX века во Франции родился тот, кому предстояло стать одним из самых известных, а потом совершенно забытых дамских угодников. Он угождал и продолжает угождать решительно всем дамам и девицам, вдовам и даже императрицам, невзирая на их возраст, семейное положение и, мало того, даже никогда с ними не встречаясь.

     

    Детство Брокара

    Еще в детстве у Генриха Брокара обнаружился невероятный дар, однажды папа Брокар с большим удовольствием подбрасывал вверх своего румяного карапуза, а тот смеялся на руках отца и неожиданно спросил:

    — Папа, чем от тебя так восхитительно пахнет?

    — Нежным ароматом духов твоей матушки, — отвечал отец. — Милая, — обратился он к жене, - посмотри, какой у нашего малыша нос! Непременно он станет парфюмером!

    — Кем же еще ему стать, если все в роду Брокаров были отличными парфюмерами? — заметила тетка Брокара, до того тихонько сидевшая в уголке в кресле.

    — Вот только как добраться к вершинам парфюмерной славы и хорошим доходам во Франции, где парфюмеров не меньше, чем ёлок в лесу?

     

    Старший Брокар поставил сына на пол, и лицо его помрачнело. Конечно, у мальчика, несомненно, есть талант, да и отец непременно передаст ему некоторые секреты их тонкого, изящного искусства составления изысканных ароматов. Но тётя Жанель, как ни крути, права: парфюмеру пробиться во Франции, считающейся ведущей парфюмерной державой, не так-то просто, даже при солидной поддержке славного имени предков. Тетя Жанель подала маленькому Генриху идею, каждый может загадать желание и увидеть волшебный вещий сон в Сочельник, если Господь ниспошлёт ему благословение, а как раз и был Сочельник. Она предложила ему пораньше лечь спать и хорошенько помолись перед сном. Утро пришло солнечное, с ясным голубым небом и бодрящей прохладой. Все в семье получили подарки и собрались за праздничным завтраком. Подкладывая на тарелку маленького Генриха гусиного паштета, старая Жанель, словно невзначай, поинтересовалась, что он увидел во сне? Малыш ответил, что видел незнакомый, весь заваленный снегом огромный город. Он не знает, как он называется, но это очень далеко от Парижа.

     

    И еще он видел странный букет цветов: от них шёл неземной аромат, от которого легко и приятно кружилась голова. Отец поинтересовался, запомнил ли он этот запах, но мать попросила не лишать мальчика сказки. Генрих рос смышленым и предприимчивым молодым человеком. Он получил хорошее образование, разбирался в химии, парфюмерном деле и коммерции, но, как и говорила Жанель, во Франции пробиться на вершину оказалось невероятно трудно. Тогда молодой Генрих Брокар решил рискнуть: он попросил денег у отца и сообщил, что уезжает. Отец поинтересовался куда? И Генрих поведал отцу, что его друг Жорж Николь едет в Россию: он намеревается основать в Санкт-Петербурге магазины модного платья. И он решил составить ему компанию в дороге и открыть в Москве парфюмерное дело с производством и собственной торговлей. Отец подумав, согласился с поездкой, надеясь, что сын не посрамит славного имени Брокаров.

     

    Империя Брокара

    Россия встретила Генриха очень радушно, и скоро он убедился, что не зря выбрал именно Москву — хлебосольную и широкую, а не холодный чиновный Петербург. Работящий и оборотистый, умевший быстро решать нужные дела, Генрих Брокар 15 мая 1864 года основал в Москве предприятия по производству парфюмированного мыла.

    — Лиха беда начало! — подмигивая своим помощникам, повторял он понравившуюся ему русскую поговорку. Сначала Генрих выпускал всего три сорта мыла: знаменитое “Детское” с выдавленным на нём русским алфавитом — на каждом кусочке по буковке! — “Янтарное” и “Медовое”. Продукция быстро начала пользоваться повышенным спросом, и от выпуска ста кусков в день Брокар перешел к расширению производства и разработке новых сортов, из которых русским красавицам особенно понравилось “Греческое”.

     

    Обладая тонким вкусом и отличными познаниями в парфюмерии, Генрих Брокар решил вырабатывать его из лучших сортов орехового масла. И не ошибся — мыло получило головокружительный успех у интеллигентной публики, а вскоре им начали пользоваться даже при дворе. Тем временем Брокар уже смело выбросил на рынок новинки: “Шаром” и “Народное”, всего за копеечку! К началу XX века фабрику француза стали уважительно именовать “Империя Брокара”. Её владелец имел весьма разносторонние таланты и неизменно угождал русским женщинам всех возрастов и сословий. Русские красавицы искренне благодарили своих любимых за духи, производства фабрики Брокар, духи Генриха всегда вызывали восхищение. Уже пожилой Брокар не посрамил славы своих предков. В 1913 году его “империя” обладала восемью золотыми медалями, полученными на всемирных выставках в Париже, Ницце, Барселоне и других мировых центрах парфюма.

     

    Только об одном сожалел известный парфюмер — в коллекции высоких наград его “империи”, которую теперь отлично знали не только в России, но и за её пределами, не хватало звания “Поставщика Двора Его Императорского Величества”. Даже два золотых российских герба, украшавшие этикетки фирмы и пожалованные Брокару в знак признания его заслуг и качества продукции, не могли утешить обрусевшего француза. Однажды в конце 1890-х годов Генриху вспомнилось детство: уютный дом во Франции, весёлый, усатый, ещё совсем молодой отец и старая тётка Жанель, утонувшая в глубоком кресле, стоявшем в полутёмном углу гостиной. Да, хорошие были времена. Но однажды среди ночи, он переполошил весь дом своими криками “Нашел!”. Он рассказал перепуганной жене, что Бог дал ему тот же сон, как в детстве и он понял, что нужно делать. Надо создать букет! Какой букет, недоумённо спрашивала его жена. Букет для императрицы! — торжествующе закричал парфюмер и, накинув халат, побежал в кабинет: немедленно звонить главному художнику своей “империи”.

     

    На следующий день они уже спорили до хрипоты: выйдет или нет. Он просил его сделать так, как он просит, а запах — это уж его дело. Он уверял, что императрица не устоит! Спустя неделю в кабинет главы парфюмерной фирмы доставили совершенно необычную вещь: прекрасную хрустальную вазу, полную цветов: алых роз, нежных пармских фиалок, нарциссов, ландышей. И все они с необычайным искусством были изготовлены из цветного воска и выглядели почти неотличимо от живых. В день рождения вдовствующей императрицы Марии Федоровны она получила от фирмы знаменитого московского парфюмера Брокара весьма необычный подарок: эту самую вазу с изумительно сделанными восковыми цветами, каждый из которых источал свой натуральный аромат. Запахи легко и приятно кружили голову и сливались в необычайный букет. Императрица повелела назвать новые духи “Любимый букет императрицы”, а Брокар получил наконец вожделенный высочайший указ, которым ему жаловали звание “Поставщика Двора Его Императорского Величества”. Духи стали легендой и приобрели несравненную популярность в России и за её рубежами.

     

    Новые веянья

    Говорят, Генрих Брокар увидел во сне не только удивительный восковой букет, благоухающий духами, но и нечто более страшное, однако не стал об этом никому говорить. Наверное, правильно сделал. В 1917 году фабрику национализировали: легендарная “Империя Брокара” превратилась в “Замоскворецкий парфюмерно-мыловаренный комбинат N 5”. Хорошо, у людей в кожанках и с наганами хватило ума не поставить к стенке главного парфюмера Августа Мишеля, работавшего ещё с самим легендарным Брокаром, создавшим множество новых неповторимых ароматов. Как ни странно, именно француз Мишель не стерпел такого безобразия и в 1922 году выступил с предложением. Не дело, так называть парфюмерное предприятие, совсем недавно имевшее заслуженную мировую славу. Уж коли большевикам так охота новых традиций и решений, пусть назовут фабрику “Новая заря”.

     

    Большевики подумали и согласились: вроде звучало вполне подходяще и в духе времени. Так с лёгкой руки другого старого французского парфюмера “Империя Брокара” стала “Новой зарёй”. Но Мишелю не давали покоя легендарные духи, созданные самим Брокаром. Конечно, он прекрасно понимал: новые “командиры производства” не только не согласятся сохранить их прежнее название, но даже не смогут точно выдержать технологию изготовления. Духи станут хуже, чем при Генрихе Брокаре, но Август мечтал оживить легенду. Поэтому внёс новое предложение: “Духи можно переименовать в “Красную Москву””. И люди в кожанках вновь согласились. Вот такая необычная история у всем известных духов “Красная Москва”. Покупая их, знайте: в фигурном флаконе в форме Кремлёвской башни заключены мечты Генриха Брокара, императрицы Марии Федоровны и грёзы множества давно ушедших от нас русских красавиц. Возможно, именно поэтому бывшие духи “Любимый букет императрицы” теперь имеют чуть горьковатый запах.

     


    .
    Fialka 2007-2017